Обо мне

Я психолог по своему базовому образованию, но, как известно, психотерапии в ВУЗах не учат. Кроме того, существует множество различных психотерапевтических школ. Поэтому после окончания факультета психологии несколько лет занял поиск направления, в котором я хотела бы работать, и обучение выбранным подходам. Моё образование продолжается и по сей день, хоть и далеко не в том объёме, как в первые годы; список курсов и семинаров вы найдёте ниже. Мне повезло: была возможность учиться у прекрасных людей, довелось поучаствовать в конференциях и семинарах в разных странах, а также быть причастной к организации различных воркшопов по нарративному подходу здесь, в Москве.

В 2012 — 2013 годах я постепенно начинала консультировать и вести групповые занятия. Важным опытом на этом пути была работа психологом в ВУЗе — с 2015 по 2019 год, 4 учебных года, я консультировала студентов в Центре НИУ ВШЭ, который предлагает бесплатную психологическую помощь. Другой большой проект, который занимает меня последние несколько лет — обучающая программа по нарративному подходу для помогающих специалистов, которую мы организуем и ведём вместе с коллегами «Нарративного содружества Край».

Наверное, стоит немного пояснить слово «нарративный» и вообще рассказать о тех подходах, в которых я работаю. На мою профессиональную позицию, мировоззрение и методы работы наибольшее влияние оказали два направления в психотерапии. Во-первых, как вы уже поняли, это нарративный подход. Он появился в конце двадцатого века, и его принято относить к постклассическим подходам в терапии. Его появление было связано с осознанием ограничений и слепых пятен в традиционных терапевтических школах, во многом под влиянием работ постструктуралистских философов (М. Фуко, Ж. Делёз, Ж. Деррида), феминистских идей и критической теории. В поиске альтернативных моделей создатели подхода обратились к культурной антропологии и литературоведению. Так пришла идея рассматривать человека не как структуру или набор характеристик, а как живую меняющуюся историю, которая создаётся во взаимодействии с другими людьми. Отсюда — название подхода (но не всё, что имеет отношение к «нарративу» или «историям», имеет отношение к этому подходу!). Его отличительными чертами являются особая этика, внимательность к культурному контексту и «политике с маленькой буквы «п». Поэтому он часто применяется для работы с уязвимыми и маргинализованными группами, для работы с травмой и другими последствиями насилия. Но и с людьми, не имеющими столь тяжелых жизненных обстоятельств, он прекрасно работает. Нарративный подход относится к краткосрочным — нет необходимости работать с терапевтом годами, изменения, как правило, наступают быстрее; однако бывает и так, что с некоторыми клиентами складываются долгосрочные отношения — всё зависит от ситуации и пожеланий самого человека. Ещё один подход, который я иногда применяю в работе — ориентированная на решение краткосрочная терапия (SFBT), он также относится к постклассическим и в чём-то дополняет нарративный.

Вторая важная часть моей профессиональной истории — интерес к телесности, работа посредством двигательного и телесного осознавания. Этот интерес возник постепенно, из увлечения современным танцем и наблюдения за его эффектами в жизни. Вскоре я узнала, что есть такие области, как «танцевально-двигательная терапия» и «соматика», что повседневный телесно-двигательный опыт современного человека весьма ограничен, и за его пределами есть много замечательных возможностей. Они значимо улучшают жизнь и помогают справиться в том числе с теми проблемами и целями, которые относят к «психологическим». Телесные подходы в психотерапии исходят из идеи неразрывной связи «тела» и «психики», возможности влиять через одно на другое, необходимости «соединить, интегрировать» их. Такое видение было мне очень полезно на определённом этапе, и его плоды стали частью моей повседневной жизни и консультативной практики. Но в то же время оно не слишком совпадает с «постмодернистским» мировоззрением нарративного подхода. Поиск возможностей для работы на стыке этих двух тем является фокусом моего профессионального интереса.

Наконец, с какими вопросами вы можете обратиться ко мне. Спектр тем довольно широкий: эмоциональное состояние, отношение к себе и отношения с другими людьми, поиск поддержки в трудные периоды жизни или при освоении чего-либо нового и неизвестного. Чаще я работаю индивидуально, однако иногда ко мне также обращаются пары или семьи с детьми. Я не психиатр и не клинический психолог, т.е. не ставлю диагнозы и не прописываю медикаменты; однако я работаю с психиатрами в паре параллельно, часто это имеет смысл. В любом случае, если ваш запрос окажется за пределами моей компетентности, я постараюсь порекомендовать другого специалиста, который сможет вам помочь.

13

Образование:

  • 2005 — 2010 Факультет психологии МГУ им. Ломоносова
  • 2011 — 2012 «Гуманистические принципы и техники общения и саморегуляции», Ю.Б. Гиппенрейтер (Москва)
  • 2012 — 2014 Программа профессиональной переподготовки по специальности «Интегративный танцевально-психологический тренинг и танцевально-двигательная психотерапия», А. Гиршон (Москва)
  • 2013 «Нарративный подход в психологическом консультировании», В. Москвичев (Москва)
  • Январь 2013 «Laban Movement Analysis and Bartenieff Fundamentals», Hilary Bryan (USA)
  • 2013 — 2016 Дипломная программа по Интегративной работе с телом, Institute for Integrative Bodywork and Movement Therapy with Linda Hartley (IBMT, UK)
  • Июль 2014 “Narrative responses to trauma and hardship: latest developments”, David Denborough (Australia)
  • Июль 2014 “Narrative conflict coaching”, John Winslade (USA)
  • Июль 2014 “Narrative approaches to supervision”, Hugh Fox (UK)
  • Октябрь 2014 Dance and improvisation, Anna Halprin (USA)
  • Февраль 2015 «Предотвращая суицид: ориентированный на решение подход», John Henden (UK)
  • Март 2015 «Краткосрочная ориентированная на решение психотерапия», Peter Sundman (Finland)
  • Апрель 2015 «Linking Lives: работа с идентичностью в нарративной практике», Hugh Fox (Institute of Narrtive Therapy, UK)
  • Апрель 2016 «Травма и её эффекты: ответы нарративной терапии», Mark Hayward (Institute of Narrtive Therapy, UK)
  • Июль 2016 «Relational interviewing: Emotional preparing conflicting couples for mediation, separation and reunification», Stephen Madigan (Canada)
  • Июль 2016 «Developing stories creatively: Narrative therapy with young people», Jill Freedman (USA)
  • Декабрь 2016 «Kid’s Skills» (Ориентированная на решение краткосрочная терапия в работе с детьми), Ben Furman (Finland)
  • Июнь 2017 «Вопреки насилию: ответы нарративной терапии», Maggie Carey (Australia)
  • Июнь 2017 «Em-BODY-ing Conversations: Integrating EMDR and somatic-oriented practices with a Narrative Approach», Lynne Rosen (USA)
  • Июнь 2017 «Narrative and Mindfulness: Attending to the Personal, the Relational and the Contextual», David Paré (Canada), Ian Percy (Australia)
  • Июнь 2017 «Insider witness practices: performing hope and beauty in narrative therapy», David Epston (New Zealand), Tom Carlson (USA)
  • Сентябрь 2018 «Сексуальность: от медицины до гендерных исследований», Д. Исаев (СПб)
  • Январь 2019 «Против объективности: магический реализм и психотерапия», marcela polanco (Columbia | USA)
  • Май 2019 «Связи и отражения. Нарративный подход в работе с парами и семьями», Jill Freedman, Jene Combs (USA)